Природа и Человек, XXI век, декабрьский номер 2017 года: 3ИМНЯЯ ВОЙНА СТРАНЫ СОВЕТОВ

Печать страницы

Природа и Человек, XXI век, декабрьский номер 2017 года: 3ИМНЯЯ ВОЙНА  СТРАНЫ СОВЕТОВ

ЧИТАЙТЕ В ЖУРНАЛЕ: Природа и Человек, XXI век, декабрьский номер 2017 года

АЛЕКСАНДР ПОЛЯКОВ

3ИМНЯЯ ВОЙНА

СТРАНЫ СОВЕТОВ

30 ноября 1939 года налётами советской авиации на Хельсинки и Випури и вступлением Красной Армии на Карельский перешеек началась советско-финская война, получившая название Зимней. В советской печати, в учебниках и научных трудах ей уделяли самое скромное внимание, а то и вовсе предпочитали не вспоминать из-за грубых тактических и политических промахов, которые обернулись большими жертвами.

Недальновидная политика

Зимняя война возникла вследствие неспровоцированной советской агрессии против Финляндии. Согласно секретному приложению к советско-германскому пакту о ненападении от 23 августа 1939 года, Финляндия была отнесена к сфере влияния СССР. После того как не удалось добиться заключения с Финляндией договора о военной помощи и размещении на территории страны советских баз, как это произошло с государствами Прибалтики, а также уступки Советскому Союзу Карельского перешейка и полуострова Ханко в обмен на вдвое большую территорию к северу от Ладожского озера, Москва решила осуществить военную операцию против Финляндии.

26 ноября 1939 года сотрудники НКВД осуществили провокационный обстрел советских позиций у пограничного посёлка Майнила, обвинив в случившемся финскую сторону. В соответствующей ноте Советского правительства, вручённой посланнику Финляндии в Москве, с поразительной и подозрительной оперативностью — буквально через несколько часов после инцидента — отмечалось, что советская сторона не намерена «раздувать этот возмутительный акт нападения со стороны частей финляндской армии». Советская нота требовала от финнов отвести свои войска на Карельском перешейке на 20—25 километров.

В ответной ноте правительство Финляндии отрицало факт провокации со стороны своих войск и после проведённого одностороннего расследования допускало, что «дело идёт о несчастном случае, происшедшем при учебных упражнениях, имевших место на советской стороне». Важно при этом подчеркнуть, что в финской ноте предлагалось «совместно произвести расследование по поводу данного инцидента в соответствии с Конвенцией о пограничных комиссарах, заключённой 24 сентября 1928 года», и изъявлялась готовность «приступить к переговорам по вопросу об обоюдном отводе войск на известное расстояние от границы.

Советам отказал

разум

Казалось, разумное предложение можно было принять и под инцидент подвести черту. Однако в следующей ноте от 28 ноября 1939 года Советское правительство квалифицировало финскую ноту как «документ, отражающий глубокую враждебность правительства Финляндии к Советскому Союзу и призванный довести до крайности кризис в отношениях между обеими странами». Советская сторона фактически отказывалась от совместного расследования инцидента, обвинила финскую сторону в нарушении пакта о ненападении и заявила, что она «считает себя свободной от обязательств, взятых на себя в силу пакта о ненападении». Вечером 29 ноября из Хельсинки были отозваны политические и хозяйственные представители Советского Союза.

Хотя официально состояние войны Советским Союзом не было объявлено, но приказ войскам Ленинградского военного округа за подписью Мерецкова и Жданова потребовал от войск «перейти границу и разгромить финские войска». Продолжительность операции планировалась в три недели. Победа над противником должна быть достигнута малой кровью. Советский Союз разорвал дипломатические отношения с Финляндией, и 30 ноября 1939 года в 8 часов утра Красная армия начала широкомасштабное вторжение на финскую территорию. В тот же день президент Финляндии Каллио сделал следующее заявление: «В целях поддержания обороны страны Финляндия объявляет состояние войны».

Мудрость Черчилля

30 ноября 1939 года военный министр Великобритании Уинстон Черчилль отмечал своё 65-летие. Сообщение об утренней бомбардировке Советами Хельсинки без объявления войны взбесило Черчилля. На банкете по случаю юбилея Черчилль в резких тонах осудил открытую агрессию Советов против Финляндии и высказался за оказание жертве агрессии экстренной помощи и в то же время призвал Финляндию немедленно активизировать переговоры с СССР.

В первые же дни войны Молотов отверг предложение Финляндии, переданное через шведского посланника в Москве, о возобновлении прерванных переговоров. После этого 3 декабря 1939 года постоянный представитель Финляндии в Лиге Наций проинформировал её, что утром 30 ноября 1939 года советские войска напали «не только на пограничные позиции, но также и на открытые финляндские города», что Советский Союз денонсировал пакт о ненападении, срок действия которого истекал только в 1945 году. Если Финляндия, как утверждалось советской стороной, действительно спровоцировала войну и явилась агрессором, а СССР стал её жертвой, то логично было бы ожидать, что не Финляндия, а СССР должен был обратиться в Лигу Наций с соответствующей жалобой, прежде чем применять силу. Однако этого предпринято не было. Более того, на соответствующий запрос Лиги Наций Молотов 4 декабря в категорической форме отверг её вмешательство и заявил, что «Советский Союз не находится в состоянии войны с Финляндией и не угрожает вой-
ной финскому народу». В ответе от 14 декабря 1939 года на соответствующее предложение Лиги Наций Молотов отказался участвовать в заседаниях Совета и Ассамблеи Лиги Наций.

14 декабря 1939 года Совет Лиги Наций принял резолюцию об исключении СССР из этой организации и призвал государства — члены Лиги Наций оказать поддержку Финляндии. Расчёт финнов на западную помощь оправдался лишь частично. Благодаря Черчиллю (а он предчувствовал войну с Германией), Великобритания, Франция и США не объявили войну СССР, но в то же время оказали Финляндии «весомую» материальную помощь. В советских источниках можно встретить следующие цифры, характеризирующие её: 500 орудий, 350 самолётов, свыше 6000 пулемётов, около 100 тысяч винтовок и 2,5 миллиона снарядов.

Битва за Суомиссалми

В начале декабря 1939 года в Восточной Финляндии 163-я советская дивизия двигалась двумя колоннами по узким лесным дорогам, которые вели к деревне Суомиссалми. Глубокий снег затруднял их продвижение, а температура — 40ОС — пронзала людей, прибывших с Украины и не имеющих соответствующего обмундирования. На фланге Советов финская гражданская гвардия в белых маскхалатах тихо скользила на лыжах, стреляя по обозному транспорту и полевым кухням. Советские колонны соединились у деревни, но затем остановились, чтобы провести рекогносцировку. Прибывшая кавалерийская часть 9-й финской дивизии атаковала их, не дождавшись своей артиллерии. Русские крепко держались за деревню, но оба их маршрута обеспечения были блокированы и перекрыты засадами, в результате чего они оказались отрезанными от источников снабжения. 44-я советская моторизованная дивизия пыталась прорваться на помощь 163-й, но сама была остановлена атакой ополченцев и окопалась в 5 милях восточнее Суомиссалми. На 40-градусном морозе в глубоком снегу окружённые части оказались без снабжения и поддержки. Командир 44-й дивизии вместе с начальником штаба и комиссаром бежали, бросив солдат на произвол судьбы (за что были затем расстреляны перед строем дивизии).

Накануне Рождества обе советских дивизии предприняли отчаянные попытки вырваться. 9-я финская дивизия, укомплектованная теперь и артиллерией, предприняла координированный штурм 163-й и уничтожила её. Направившись затем навстречу 44-й дивизии, финские войска разбили её на небольшие группы, а затем каждую в отдельности уничтожили. Советские потери составили 27 тыс. 500 убитыми и замёрзшими насмерть. Ещё 1 тыс. 300 человек были захвачены в плен вместе с 50 танками, артиллерией и снаряжением обеих дивизий.

Авангард Советов был остановлен и отбит в шести областях вдоль восточной границы с поразительными потерями — дивизия и танковая бригада захвачены, ещё три дивизии почти полностью разбиты. Сказалось отсутствие подготовки к ведению боевых действий вообще и в зимних условиях в частности.

Победить «малой кровью» не удалось. Не удалось за первые три недели не только, как планировалось, дойти до Хельсинки, но даже прорвать первую полосу финских позиций.

Советские войска имели туманные представления о финской армии. Они были дезориентированы советской пропагандой, убеждавшей их, что финский народ ждёт Красную Армию как свою освободительницу от власти «помещиков и капиталистов». Красноармейцы оказались морально не готовы к стойкому сопротивлению финнов, сражавшихся за свою землю. В результате от шапкозакидательских настроений советские солдаты впали в другую крайностью — финнобоязнь.

Особенно важным в стратегическом отношении на северном театре военных действий был район Ухты. На данной параллели находилось самое узкое место финской территории. Наступая из района Ухты, Красная Армия выходила в район Ботнического залива и разрезала Финляндию пополам. Но из-за слабого взаимодействия войск, их плохой подготовки и незнания местности проведение этой операции закончилось катастрофой. В ходе боёв в декабре — феврале финны последовательно окружили и уничтожили севернее Ладоги пять советских дивизий.

Советские войска потеряли более 20 тыс. убитыми, погибшими от холода и 5,5 тыс. пленными.

Сражение за линию

Маннергейма

С укреплённой линией маршала Маннергейма финны связывали свои главные надежды. Это была мощная система из трёх полос долговременных укреплений глубиной в 90 км. Они тянулись от Финского залива до западного берега Ладожского озера. Из общего числа оборонительных сооружений 350 были железобетонными, 2400 — деревянно-земляными, отлично замаскированными. Проволочные заграждения имели в среднем по 30 рядов каждое. Линию Маннергейма защищала финская Карельская армия во главе с генералом Эстерманом (100 тыс. чел).

С самого начала боевые действия на Карельском перешейке приняли крайне ожесточённый характер. Наступавшим здесь войскам Ленинградского военного округа лишь 12 декабря удалось подойти к самой линии. (В то время как советское руководство считало, что вся война закончится в 12-дневный срок.) Предпринятые без должной разведки попытки прорвать главную полосу финской обороны в декабре — январе не принесли желаемого результата и стоили больших жертв. Лишь кровавым методом проб и ошибок советское командование, наконец, разобралось в том, что собой представляла линия Маннергейма.

Последствия войны

Красная армия в Зимней войне понесла очень большие потери. Согласно спискам, составленным уже после Великой Отечественной, с финского фронта в 1939—1940 годах не вернулось 131 476 человек. По некоторым данным, в эти списки не попало до 20—25 процентов погибших, так что истинное число погибших достигает, возможно, 170 тысяч человек. В плену оказалось 5655 советских военнослужащих. Потери Красной армии ранеными и больными, по всей вероятности, превысили 500 тысяч человек.

Финские потери составили 22 810 погибших в бою и умерших от ран, болезней и в плену военнослужащих. Кроме того, во время боевых действий, главным образом вследствие воздушных бомбардировок, погибло 1029 гражданских лиц. В советских источниках тема потерь никогда не обсуждалась. Отмечалось только, что война стоила лишних жертв, которых можно было избежать. Более того, Советско-финская война резко снизила престиж Красной армии. В донесениях иностранных послов и военных атташе отмечался крайне низкий уровень воинской дисциплины в Красной армии. На основании этих донесений в столицах западных держав делали вывод об общей слабости СССР в военном отношении. В Лондоне и Париже считали, что Советский Союз не может рассматриваться как серьёзный партнёр в возможных переговорах о военном сотрудничестве, а в Берлине господствовало мнение, будто СССР — колосс на глиняных ногах, с которым нетрудно будет справиться в предстоящем военном столкновении…

Общество

Последние записи

Оставьте Ваш комментарий

You must be logged in to post a comment.

Архив по датам

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031