Природа и Человек, XXI век, апрельский номер 2017 года: В ПОГОНЕ ЗА СОБСТВЕННОЙ ДУШОЙ

Печать страницы

Природа и Человек, XXI век, апрельский номер 2017 года: В ПОГОНЕ  ЗА СОБСТВЕННОЙ ДУШОЙ

ЧИТАЙТЕ В ЖУРНАЛЕ: Природа и Человек, XXI век, апрельский номер 2017 года

Валентин КРУГОВЫХ,
Фёдор КОНЮХОВ

В ПОГОНЕ
ЗА СОБСТВЕННОЙ ДУШОЙ

Разговор по душам писателя и путешественника

Одиночество есть особая мудрость.
Фёдор Конюхов

Человек, знающий больше, чем нужно, — всегда одинок.
Лев Котюков

Писатель (Валентин Круговых):
— Каждому человеку на протяжении своей жизни довелось хотя бы раз совершить одиночное путешествие поневоле, в силу стечения обстоятельств. И это одно-единственное приключение оставляет в его душе незабываемый след.
Фёдор Конюхов более сорока лет путешествует, главным образом в одиночку, ставя при этом один за другим или побивая мировые рекорды по высоте, скорости, протяжённости и т. д. Это его осознанный выбор с детства.
Он совершил свыше полусотни уникальных экспедиций, многие из которых одиночные, четыре кругосветных плавания, рекордное по времени и высоте путешествие на воздушном шаре вокруг Земли, ходил под парусом или на вёслах по всем четырём океанам.
Что побуждает его путешествовать в одиночку через океаны, вокруг света, облетать Землю на воздушном шаре за считаные дни, забираться на высочайшие вершины планеты, подвергать свою жизнь ежеминутной и ежесекундной опасности, спать урывками, иногда по нескольку минут в сутки либо по нескольку секунд, умещающих в себя мгновения прохождения лодки или яхты от гребня до гребня волны в штормящем океане, почти не есть и не отдыхать?
А главное — оставаться при этом бессребреником, не задирать нос и не требовать себе наград?
После путешествий ненадолго возвращаться к своей семье, друзьям, писать книги, картины, принимать в своей московской мастерской соратников и незнакомых людей? Ставить часовни и памятники святым, погибшим путешественникам? Готовить и испытывать снаряжение для новых путешествий?
Затем вновь устремляться в небо на недосягаемую пока для человека на воздушном шаре высоту и готовиться к погружению в океан — туда, где до него никто никогда не бывал? И всё время возвращаться с победой?
Какая мощная опора поддерживает отважного путешественника в его трудных и опасных одиночных путешествиях, в смертельно опасные как физически, так и духовно минуты? Что согревает и оберегает от панического страха его душу в мгновения смертельной опасности? Может, в нём сохранилась детская вера в собственное бессмертие?
Мне ясно лишь одно: идёт он на непомерный риск в одиночном путешествии и терпит невзгоды не затем, чтобы все лавры победы доставались ему одному.
Путешественник (Фёдор Конюхов):
— Тот, кто внимательно читал мою недавно вышедшую книгу «Мой путь к истине. Дневники одинокого путешественника 2005—2015», понял, что поддерживает меня в самые трудные минуты, будь это прохождение мыса Горн или полёт на воздушном шаре вокруг света с вышедшей из строя системой обогрева и питания.
Во всех путешествиях мощной опорой служили мне несокрушимая вера в могущество и милосердие Бога, любовь к своей жене Иринушке, сыновьям Оскару, Николаю, доченьке Татьяне и внукам и нежелание огорчить их и друзей своей неудачей. Кстати, в городе опасней, чем одному в океане. В большом городе человека на каждом шагу подстерегают опасности.
Писатель: Фёдор Филиппович, как вы пришли к мысли путешествовать одному? Что подтолкнуло вас к этому? Сколько вам было лет, когда вы совершили своё первое одиночное плавание?
Путешественник: Первое своё одиночное плавание я предпринял через Азовское море на отцовском «тузике» — небольшой вёсельной лодке — в 15 лет. И оно было удачным. За 7 дней я пересёк море от села Чкалова (Троицкого) Приазовского района Запорожской области (где я родился) до Керчи.
Вот в этом-то первом своём юношеском плавании я и почувствовал, пока ещё только почувствовал, а не осознал до конца, что одиночные путешествия — это то, что надо для моей души. Для её роста вширь и вглубь. Когда я грёб через Азовское море, в душе моей звучала какая-то тихая музыка. Я и сейчас в путешествиях иногда слышу её. Может быть, это поют ванты? Словом, в вёсельной лодке посередине моря — а в Азовском море случаются и шторма, и набегают крутые волны, — я чувствовал себя, словно дома, даже ещё комфортней.
Если б я проговорился дома о намеченном путешествии, отец меня одного, конечно же, не отпустил бы. Первая моя попытка переплыть Азовское море окончилась тем, что отец, прознав про мои планы, изрубил в щепки сделанную мной лодку.
Писатель: Я думаю, уже в этом плавании проявился характер ваших предков, поморов, исконный характер великоросса. Как метко подметил знаток быта и психологии великорусского народа известный историк Василий Осипович Ключевский, «великоросс лучше работает один, когда на него никто не смотрит, и с трудом привыкает к дружному действию общими силами. Он вообще замкнут и осторожен, даже робок, вечно себе на уме, необщителен, лучше сам с собой, чем на людях». И на то у русского человека были свои причины. Тот же В. О. Ключевский разъяснил их для нас: «Жизнь удалёнными друг от друга, уединёнными деревнями при недостатке общения, естественно, не могла приучать великоросса действовать большими союзами, дружными массами. Великоросс работал не на открытом поле, на глазах у всех, подобно обитателю южной Руси: он боролся с природой в одиночку, в глуши леса с топором в руке».
Путешественник: Да, это действительно так. Я с детства был не приспособлен к коллективным действиям.
Писатель: Фёдор Филиппович, такое плавание опасно даже для бывалого моряка, а вы были тогда почти ребёнком. Это плавание, по меркам сегодняшнего человека, страшнее, чем ходить одному с рогатиной на медведя!
Как известно, первому идея совершить одиночное плавание через Атлантику от Америки до Британских островов на парусной лодке пришла датчанину Альфреду Енсену в 1875 году. Построив своими руками лодку из дуба и канадской сосны длиной 6,5 метра и шириной 1,8 метра, он 16 июня 1876 года отправился в плавание. Никто из друзей не верил, что вновь увидит его.
Полное драматизма плавание Альфреда успешно завершилось через 54 дня на Британских островах.
Если верить Вэлу Хауэлзу, участнику Международных трансатлантических гонок яхт-одиночек, автору книги «Курс — одиночество» (М.: Молодая гвардия, 1969), судьба первопроходцев трансокеанских трасс была незавидной — через одну-две экспедиции они навечно исчезали в океане. Причиной тому была «молчаливая смерть» — гибель в густом тумане под форштевнем встречного океанского парохода или случайное покидание плавающего средства, которое потом невозможно догнать.
С тех пор в конструкциях плавсредств и средств жизнеобеспечения и спасения произошли разительные перемены. Появились даже спутниковые телефоны для связи с группой поддержки и родными. Но душа человеческая практически не изменилась. По-прежнему она подвластна безумной жажде жизни и безудержному страху смерти. Поэтому сегодня, как и сто лет назад, большинство попавших в кораблекрушение пассажиров гибнет в спасательных шлюпках от страха и отчаяния уже в первые три дня, когда физиологические резервы их организма далеко не исчерпаны (Аллен Бомбар, «За бортом по своей воле». М.: Мысль, 1975 г.).
Как вам удаётся поддерживать душевное равновесие в одиночных плаваниях?
Путешественник: В океане, помимо работы, у меня было время молчать, время разговаривать с рыбами и птицами. В своих плаваниях я никогда не оставался один: на протяжении всего пути меня сопровождали дельфины, киты, акулы, летучие рыбы, морские птицы. Я разговаривал с птицами, они радовали меня своим молчаливым присутствием, и мне было уже не так грустно одному. Океан светился и играл разными красками, а усыпанное звёздами небо было необыкновенной красоты. Я встречал нереально красочные рассветы и такие же удивительные закаты. Иногда я уединялся и затворялся в каюте своей яхты. Это время я посвящал молитве, писал дневник, слушал музыку и читал Паустовского. Константин Георгиевич близок мне как писатель, воспевающий счастливого человека. А счастье и для него, и для меня невозможно без путешествий. Понять его и мои истины может только путешествующий человек. Если оглянуться назад, то большую часть своей жизни я провёл в Мировом океане.
Писатель: Какое совпадение! Я тоже постоянно читаю и перечитываю Константина Паустовского. Я ценю его за то, что он сохранил для будущих поколений в своих рассказах и повестях описания пойменных цветущих лугов, опушек леса с приточной травой, приносящей людям счастье, болот с «островами», бывших когда-то озёрами с реальными островами, рек и стариц с логовами волков на берегу, разно-
цветных озёр со щуками, прогоняющими прочь рыбаков, вторгшихся на резиновых лодках в их владения, всевозможных дождей — от слепых, грибных, до окатных, — всё то, без чего немыслима счастливая жизнь человека. То, что изо дня в день теряет современный человек и что, к сожалению, уже никогда не увидит человек будущего.
Но он, благодаря Паустовскому, сможет об этом прочитать!!!
Кстати, Паустовский тоже был великим путешественником, опоэтизировавшим эту лучшую часть нашей жизни. Позволю себе процитировать слова своего любимого писателя о значении путешествий в жизни человека: «Жить нужно, странствуя. Познание и странствия неотделимы друг от друга. Непременное качество всех путешествий — обогащать человека огромностью и разнообразием знаний — есть свойство, присущее счастью.
Счастье даётся только знающим. Чем больше знает человек, тем резче, тем сильнее он видит поэзию там, где её не найдёт человек, обладающий скудными знаниями…
Путешествия дают впечатления и познания, такие же живые, как морская вода, как дым закатов над розовыми островами архипелага, как гул сосновых лесов, как дыхание листвы и голоса птиц».
Какие рассказы и повести Константина Паустовского вы читали во время своих плаваний и что вы открыли для себя благодаря знакомству с ними?
Путешественник: Я прочитал, и неоднократно, рассказы «На воде», «Телеграмма», «Тёплый хлеб», сборник «Встречные корабли» этого певца среднерусской природы и тонкого знатока русской души.
В них очень много того, чем жив русский человек: глубокого чувства, преданности родным, сострадания и любви к ближнему. И, конечно же, во всех них с огромным теплом и любовью показана наша родная, ни с чем не сравнимая русская природа.
Писатель: А я из ваших книг вынес очень важное для себя, да и для каждого серьёзного путешественника и туриста, правило: искать в природе своих союзников, помощников, друзей и использовать их для успешного прохождения маршрута. Во враждебной, казалось бы, стихии — в океане, на подступах к вершинам семитысячников, Южному и Северному полюсам, в полёте на воздушном шаре — вы находите попутные течения и ветры, которые помогают вам за рекордно короткое время преодолевать воздушные и водные пространства. Так, благодаря знанию течений в Атлантическом океане и ещё одной хитрости, о которой речь впереди, вы опередили более молодого и сильного спортсмена из Франции в гонке через океан на вёсельных лодках на 12 дней. Однажды на вашей яхте в океане переночевал альбатрос, доверившийся вам и подаривший минуты радости, птицы указывали вам в тумане на близость суши. В гонке через Тихий океан вы опередили англичанина на целых 113 дней, используя попутный ветер. В своём рекордном полёте на воздушном шаре вокруг Земли вы обошли через Антарктиду холодный фронт, который притормаживал ваше движение, после чего он стал помогать вам ставить мировой рекорд.
Вы даже сон свой «приручили» так, что он приходит к вам только тогда, когда это можно и нужно, и сразу покидает вас, когда надо впрячься в работу. Не имевший такого навыка англичанин, по сути, «проспал» в Тихом океане свою победу.
В своих походах — водных, пеших и горных — я только в зрелые годы пришёл к мысли о том, чтобы осознанно искать в экстремальных ситуациях своих друзей: например, русла рек и течений, которые помогают в каньонах горных рек безаварийно проходить водопады, выбираться из ловушки под водопадом, двигаясь не вниз по течению, а, наоборот, вверх. После затяжных проливных дождей, когда в лесу не остаётся ни одного не вымокшего до сердцевины сухостойного дерева, я пилю и рублю для костра отжившую свой век осину. Эти деревья путешественники и туристы при заготовке дров обычно обходят стороной. На самом деле после самых мощных ливней древесина в ней остаётся абсолютно сухой. Кроме того, когда в костре горит осина, она выделяет очень мало дыма.
Однажды, находясь в космическом эксперименте на смертельно опасной высоте, я заметил прилетевшую ко мне и севшую рядом белую голубку, которая помогла мне пройти самый трудный этап эксперимента.
Почему вы, несмотря на очевидные выгоды групповых путешествий в плане безопасности и даже на запрет одиночных восхождений в нашей стране, предпочитаете путешествовать в одиночку?
Путешественник: На это есть много причин. Есть общеизвестные причины. Е. Б. Гиппенрейтер, участник экспедиции советских альпинистов, совершивших в 1982 году восхождение на Эверест по новому маршруту, в предисловии к книге легендарного альпиниста Криса Бонингтона «В поисках приключений» (М.: Прогресс, 1987) перечислил большинство из них. Он констатирует, что высокогорные, морские, полярные и другие путешествия предъявляют к нервно-эмоциональной сфере человека особые требования. При их проведении в коллективах нередко возникает напряжённость в отношениях, перерастающая в конфликты и ссоры, которые заканчиваются иногда трагически.
«Причинами психической напряжённости во взаимоотношениях людей в этих условиях является истощение нервной системы под влиянием неблагоприятных факторов… невозможность уединиться, когда всё время приходится находиться на глазах друг у друга. Неспособность в этих условиях контролировать свои эмоции ведёт к развитию реактивных психозов. Не случайно в литературе встречаются термины “экспедиционное бешенство”, “арктический психоз”, “болезнь пустыни” и т. д.».
Известно, что американский исследователь Антарктики адмирал Ричард Бэрд захватил в свою первую экспедицию двенадцать смирительных рубашек! (Ричард Бэрд. «Над Южным полюсом». Л.: 1935).
Особенность моих путешествий заключается в том, что я прокладываю свои маршруты, рассчитанные на многие сутки и месяцы пути, а то и более года, придерживаясь жёсткого графика, чтобы поставить или побить мировой рекорд. Любые трения в коллективе обессмысливали бы мои путешествия, поскольку рушили бы графики прохождения, лишали бы их духа соревновательства, соперничества с другими путешественниками. К тому же мои маршруты нередко проходят вдали от традиционных путей океанских судов либо вблизи полюса абсолютной недоступности, где в случае необходимости помощь может прийти не ранее, чем через несколько суток.
Другую причину моего предпочтения путешествовать в одиночку я уже называл: я с детства был не приспособлен к коллективным действиям.
Как ни странно; здесь, в океане, находясь в одиночестве, я всё полнее познаю людей. Смысл жизни большинства из них — в достижении материального благополучия. Но кто живёт лишь этим, тот пожинает плоды, ради которых не стоит жить. Молитвой я пытаюсь «пробить» затвердевшую душу мою, она обросла житейскими пристрастиями, очевидно, поэтому мне иногда тяжело молиться. Здесь, в океане, я пребываю наедине с собой, так что все грехи всплывают, как на экране.
Писатель: Как мир тесен! С Евгением Борисовичам Гиппенрейтером, известным учёным и альпинистом, обладавшим острым аналитическим умом и джентльменским набором привычек (как-никак почётный член Альпийского клуба, Лондон), в прошлом веке членом президиума Федерации альпинизма СССР, я долгие годы работал бок о бок в Институте медико-биологических проблем. Благодаря своему личному знакомству с Рейнхольдом Месснером, он пригласил этого выдающегося альпиниста, покорившего все 14 восьмитысячников мира, в наш институт после его одиночного восхождения без кислородного аппарата на Эверест в августе 1980 года. Мне запомнился рассказ Месснера о мотивации этого опаснейшего восхождения, которое, помимо восхищения, получило единодушное осуждение у альпинистов мира за одиночность и связанную с ней опасность восхождения. С его слов, он пошёл на Эверест один не ради сенсации. Он давно искал такого момента в жизни, когда борьба за неё будет идти на гране его возможностей. «И тут дело не в Эвересте, — подчеркнул он. — С таким же успехом можно было попытаться в одиночку пересечь пустыню или пойти к Южному полюсу. Главное — что это увлекательное приключение и поединок, дуэль с самим собой. …Тот не настоящий мужчина, кто хоть раз в несколько лет не испытает свои предельные силы и возможности… На границе между жизнью и смертью человек может узнать очень многое».
Самые дорогие для себя страницы своих рассказов и повестей я написал во время и после одиночных путешествий и походов. Правда, в отличие от ваших путешествий, в бльшую часть этих путешествий я планировал идти совместно с друзьями, и только после того, как они, каждый по уважительным причинам, отказывались от наших совместных планов, я отправлялся в одиночку. Я думаю, потенциал воспоминаний об этих походах в своём творчестве я пока не исчерпал. Я убеждён, что вам тоже есть что поведать о своих путешествиях. Но, мне кажется, вы что-то недоговариваете. Я до сих пор помню каждый свой выверенный шаг по глухому лесу, каждую спелую земляничку, которую я не сорвал, торопясь домой, каждый мухомор под ногами на своём пути из глухого леса. И как через семь километров я вышел к знакомой мне недавно насыпанной по краю леса дороге с размытыми дождями глинистыми откосами, вдоль которой стояла в канавах жёлтая вода. А за ней было рукой подать до своего дома. Что мне тогда больше помогло — заложенное во мне от рождения, как в птице или пчеле, верное чувство направления к дому или абсолютная вера ребёнка в своё бессмертие? К этому воспоминанию о первом путешествии в свои четыре года я волей-неволей когда-нибудь вернусь в своём творчестве, и оно поддержит меня, быть может, в трудную минуту.
Не случайно вы, Фёдор Филиппович, свои самые мудрые слова, граничащие с афоризмами, написали во время и после своих одиночных путешествий. Например:

Что стоит воздержание,
если нет искушения?
Стремись к своей мечте,
и она обязательно сбудется!

Это слова из вашей недавно вышедшей книги «Мой путь к истине. Дневники одинокого путешественника 2005—2015», за которую вы награждены Союзом писателей России Почётным дипломом Афанасия Никитина за верность традициям литературного жанра путешествий русской литературы и за творческое развитие этого жанра в этой книге. А сколько ещё таких мудрых слов в книгах «Сила веры. 160 дней и ночей наедине с Тихим океаном», «Через Тихий океан на вёсельной лодке Тургояк», «Под алыми парусами», «Океан — моя обитель», «Мой дух на палубе Карааны» и других?
А вот афоризм уже после возвращения из путешествия летом 2015 года. Он выбит на камне у входа в вашу келью в мастерской художника: «Дьякон, пристрастный к мирскому, уже не дьякон; священник, жестокосердный, уже не священник; художник, не пишущий картину, уже не художник, путешественник, не путешествующий, уже не путешественник». Он относится ко всем людям творческих профессий, ставящим своей целью духовное совершенствование человека.
Вот мудрость, почерпнутая у сербского патриарха Павла: «Невозможно превратить землю в рай. Надо помешать ей превратиться в ад». Она выбита на камне при входе в вашу келью.
Путешественник: За свои долгие одинокие дни я многое пересмотрел и понял: уже и суша — то есть весь мир — стала опаснее моря. Именно это побуждает меня вновь и вновь уходить в океан в одиночные плавания. Только в океане можно достигнуть беззаботности и отрешённости.
Но, вернувшись к людям, я не хотел бы выставлять на всеобщее обозрение, в том числе в своих книгах, всё то, о чём я думаю, о чём переживаю, что говорю Господу долгими ночами, когда моя яхта плывёт по океану. Когда все чувства во мне обостряются так, что мне кажется, я сливаюсь с природой в единое целое. Это невозможно забыть.
Писатель: Про это есть удивительно тонкое наблюдение у Ивана Александровича Гончарова, вынесенное им из почти трёхлетней экспедиции на фрегате «Паллада» к берегам Японии: «Долго не изгладятся из памяти те впечатления, которые кладёт на человека новое место. На эти случаи, кажется, есть особые глаза и уши, зорче и острее обыкновенных, или как будто человек не только глазами и ушами, но и лёгкими и порами вбирает в себя впечатления, напитывается ими, как воздухом». И ещё одно важное замечание находим мы у И. А. Гончарова: «У древних необходимым условием усовершенствования воспитания считалось путешествие». Я думаю, вы с полным основанием порекомендовали бы добавить к этим словам: одиночное путешествие.
Фёдор Филиппович, в своей книге «Мой путь к истине. Дневники одинокого путешественника 2005—2015» вы пишете, что научились искусству практически не спать на протяжении 6—7 месяцев и обходиться без глубокого сна. Первое ваше кругосветное плавание против ветра на яхте заняло 508 дней, а это почти 17 месяцев! А в целом в океане вы провели бльшую часть своей жизни!
Во время рекордного полёта на воздушном шаре летом 2016 года вы спали в среднем по 17 минут в сутки. Позволю себе процитировать методику подготовки к одиночным путешествиям по вашей книге:
«В одиночном плавании всегда не хватает времени для сна. Сон для моряка большая роскошь. С юности я готовил себя к жизни путешественника, поэтому приучил себя спать понемногу. Я знал, что нужно тренироваться, если хочу стать путешественником… Главная задача — научиться спать очень малое время. …На яхте всегда много работы… так что времени на сон нет. Я понял, что полчаса сна — это чересчур, что и 10 минут многовато, даже одна минута — это слишком. В шторм яхта будет спускаться от одной волны к другой. Сон должен длиться меньше минуты и даже меньше пятнадцати секунд, поскольку, как мы знаем, штормовое затишье между двумя гребнями волны равно 10—15 секундам. Яхтсмен должен успеть отдохнуть, затем проснуться, поставить яхту так, чтобы гребни волны не опрокинули её. Значит, на сон надо отпустить 3—5 секунд. Я начал искать возможность решить проблему, как спать, не засыпая, как достичь вершин диалектического сна. Ведь такой балансирует на тончайшей невидимой грани, отделяющей сон от бодрствования… Вы даже не поймёте, заснули или нет, но заметите, что этой секунды вам хватило для физического и психологического восстановления на час и два работы. Это именно то, что вам необходимо в океане. Повторяя упражнение раз за разом, вы сможете обходиться без глубокого сна».
Потрясающе! Ваша практика опровергает законы биоритмологии, все постулаты основоположника отечественной (да и мировой) космической биоритмологии профессора Бориса Сергеевича Алякринского.
Ваш краткосрочный сон — это не то же самое, что кемарить после сытного обеда на нелюбимой работе или работая сторожем. Вы в любую секунду готовы принять и выполнить решение!
Скажу одно — ваш опыт «борьбы» со сном заслуживает глубокого изучения и внедрения в практику специалистами в области сомнологии — науки, изучающей закономерности сна, и биоритмологии.
Какие советы по режиму труда-отдыха вы могли бы дать астронавтам, готовящимся к межпланетным путешествиям, и учёным, готовящим их к этим миссиям, с учётом возможности при авралах спать урывками?
Путешественник: В основе любых моих путешествий всегда лежит долгая и тщательная подготовка. Чёткое следование продуманному плану — вот основа уверенности и успеха экспедиции. Тщательная подготовка практически не оставляет места для авралов.
Писатель: Вы долгие годы дружили со своим коллегой, отважным путешественником, другом Тура Хейердала, легендарным ведущим «Клуба путешественников» Юрием Сенкевичем, оставившим нам интереснейшие воспоминания о своих путешествиях на папирусных лодках «Ра» и тростниковой лодке «Тигрис», а также автобиографический роман «Путешествие длиною в жизнь». Долгие десятилетия любители путешествий, сидя дома у своих телевизоров, смотрели на удивительный мир Земли его глазами. Вы были частым гостем на его передачах, благодаря чему мы могли видеть мир и вашими глазами. В марте этого года ему исполнилось бы 80 лет.
Какие воспоминания у вас остались об этом путешественнике? Чем вам дорог этот человек?
Путешественник: Самые тёплые. Юрий был чрезвычайно дисциплинированным человеком — другим медик быть и не может. Он всегда был готов протянуть руку помощи товарищу и сделать это профессионально. Помимо путешествий, медицины и журналистики, он всегда уделял огромное внимание общению со своими друзьями и очень любил их. И я очень рад, что был в их числе.
Писатель: Какие у вас ближайшие планы, если это не секрет?
Путешественник: Подняться на воздушном шаре в стратосферу над просторами нашей Родины. Перед этим будем готовиться и постараемся поставить рекорд по пребыванию в воздухе на тепловом аэростате вместе с заслуженным воздухоплавателем Иваном Меняйло. Опуститься на дно Марианской впадины на батискафе.
Писатель: О чем вы мечтаете?
Путешественник: Я хочу, чтобы яхта и храм были едины. Я мечтаю и уже пытаюсь построить яхту в виде храма или храм в виде корабля и уйти в Мировой океан, а там совершить три оборота вокруг света без захода в порты.
Писатель: Путешествия в одиночку Фёдора Конюхова — это особый вид путешествий за своей незамутнённой ничем и никем душой, за тем, чего не хватает нам в обыденной, даже счастливой, жизни.
Вспомним слова великого русского поэта Николая Рубцова, совершившего в конце прошлого века, по образному выражению Льва Котюкова, одиночное прохождение на вершину русской поэзии:

Светлеет грусть, когда цветут цветы,
Когда брожу я многоцветным лугом
Один или с хорошим давним другом,
Который сам не терпит суеты.

За нами шум и пыльные хвосты —
Всё улеглось! Одно осталось ясно —
Что мир устроен грозно и прекрасно,
Что легче там, где поле и цветы…

Но даже здесь… чего-то не хватает…
Недостаёт того, что не найти.

Как не найти погаснувшей звезды,
Как никогда, бродя цветущей степью,
Меж белых листьев и на белых стеблях
Мне не найти зелёные цветы.

Надеюсь, читатель из нашей беседы уяснил, что такое русская душа, не боящаяся смерти, но и не стремящаяся к ней. Я убеждён, что деятельная жизнь Фёдора Филипповича Конюхова, насыщенная путешествиями в одиночку и направленная на расширение возможностей человека, побуждающая каждого из нас стремиться к достижению поставленной цели, не только закрепила приоритет в покорении Тихого и Атлантического океанов и неба над планетой, но и расширяет, возвеличивает понятие «русская душа». Готовит душу человеческую к первым нелёгким перелётам на другие планеты, где возможно длительное одиночество.

Общество , , , ,

Последние записи

Оставьте Ваш комментарий

You must be logged in to post a comment.

Архив по датам

Апрель 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Фев    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930