Природа и Человек, XXI век, ноябрьский номер 2016 года: ПУТЬ К ЗДОРОВЬЮ — НАПРЯЖЕНИЕ

Печать страницы

Природа и Человек, XXI век,  ноябрьский  номер 2016 года: ПУТЬ  К ЗДОРОВЬЮ — НАПРЯЖЕНИЕ

ЧИТАЙТЕ В ЖУРНАЛЕ: Природа и Человек, XXI век, ноябрьский номер 2016 года

МИХАИЛ АЛЕКСЕЕВИЧ
ДМИТРУК

ПУТЬ
К ЗДОРОВЬЮ — НАПРЯЖЕНИЕ

Окончание. Начало см. в № 10 за 2016 г.

• Повышение нагрузки на орган, вплоть до предельной, приводит только к укреплению этого органа, повышению его функциональной способности.
Такое утверждение может вызвать непонимание. Например, при интенсивном беге возможно резкое ухудшение состояния сердца, вплоть до образования инфаркта, дилатации миокарда, разрыва сердца. Некоторые считают это следствием перегрузки сердца. В действительности же при интенсивном беге нижние конечности напрягаются значительно сильнее, чем сердце, и происходит «энергетическое обкрадывание» сердца нижними конечностями и связанными с ними энергетически органами брюшной полости и малого таза. Ослабевает миокард, особенно левого желудочка. Уменьшается его фракция изгнания (выброс крови в аорту за одно сокращение). Для обеспечения в организме требуемого кровообращения сердце вынуждено увеличить частоту сокращений — так возникает тахикардия. При дальнейшем энергетическом обкрадывании сердца ослабление миокарда приводит к снижению требуемого организму кровообращения со всеми вытекающими последствиями.
• Любое повышение качества, функциональной способности органа или системы организма, укрепление здоровья достигаются посредством повышения уровня напряжённости соответствующих органов и систем. (Заместительную терапию я здесь не рассматриваю.)
Положения «концепции напряжения» предоставляют возможность ответить на вопрос: что такое болезнь? В своих статьях я неоднократно приводил высказывание Святых Отцов: «Здоровье — ценный дар Божий, а болезнь — бесценный дар». В болезни посредством напряжения, духовного и физического, укрепляются слабые функции организма, полученные от родителей либо приобретённые вследствие неправильного (не соответствующего Божьим заповедям) образа жизни или не соответствующие внешним воздействиям, превышающим функциональную способность соответствующих органов и систем.
Ресурсы организма могут быть недостаточными для устранения патологии. Патологический процесс тогда переходит в хронический (мы говорим — хроническую болезнь) либо усугубляется, вплоть до летального исхода.
Главным фактором в лечении методом ВБВ является напряжение. Пациенту или родителям ребёнка я объясняю, что не я его лечу, а он сам себя лечит, напрягаясь под задаваемым мною внешним болевым воздействием. Моя же задача — подобрать для каждого пациента в зависимости от патологии нужные программы напряжений и необходимую дозировку (строго учитывая состояние пациента, его возраст, конституцию и др.).
Объясняю пациенту также, что с болезнью я не борюсь, а ей помогаю, потому что болезнь — это работа организма, направленная на восстановление нарушенных или недостаточных функций, то есть на избавление от патологии.
Таков же механизм и гомеопатии. Подбирая больному препарат, вызывающий у здорового человека симптомы, которые проявляются у этого пациента, гомеопатия подключается к болезни, помогая ей в борьбе с патологией, усиливая напряжённость в больных органах. Именно в этом суть принципа лечения подобного подобным.
Несколько слов о сведении результативности гомеопатии к эффекту плацебо. Это расхожий приём господствующей медицины при появлении нового эффективного метода лечения или рецепта народной медицины, неугодных фармакологии. Однако гомеопатия показала высокую эффективность при лечении новорождённых детей и даже животных. А как это объяснить эффектом плацебо?!
Научная медицина гомеопатию объявляет ненаучной. В этой связи резонно напрашивается вопрос: научна ли современная медицина?
Истина в Боге. И чем мы ближе к Богу, тем мы ближе к истине. Мир создан Богом, и человек — Его творение. Отбросив божественную природу происхождения всего сущего, опираясь на предположения (гипотезы) о самостоятельном происхождении мира, дарвинизм, и не воспринимая мир духовный, мы приходим к знанию неполному. Мы освобождаем себя от необходимости познания мира тонкой материи, являющейся основой существования и функционирования нашего грубоматериального мира и познания взаимодействия этих материй.
Такая неполнота, половинчатость знаний приводит к ложному знанию. Ложное знание опасно. Об этом я уже писал.
Именно в медицине наиболее ярко проявилось внедрение половинчатых знаний. Триединство «дух — душа — тело» в научной, а затем и в практической медицине перестало существовать, и, как результат — совершенно извращённые представления о функциональном смысле боли и болезни.
В итоге мы имеем заместительную терапию, которая эффективна как средство скорой помощи (благодаря чему у многих создаётся впечатление о её могуществе) и вредна в лечении острых и хронических заболеваний, так как ослабляет и разрушает иммунную систему организма.»
О своём отношении к таким «достижениям» общепринятой медицины Виталий Александрович Копылов рассказал в другой статье: «Новый взгляд на синдром Меньера и другие нарушения кровообращения («Вестник Петровской академии», № 3(41) за 2015 год, с. 37–38):
«Используя достижения физиков, предоставивших возможности заглянуть в микромир, научная медицина наработала разные теории о происходящих в человеческом организме процессах и о способах борьбы с болезнями, и в этом существенно преуспела, особенно в борьбе с главным «врагом» — болью, а на самом деле, одним из главных защитных и репаративных механизмов организма. Существуют даже научно-исследовательские лаборатории по борьбе с болью. В этом весьма заинтересована фармацевтическая промышленность. Постоянно разрабатываются всё новые более «эффективные» фармакологические средства для избавления от боли, вплоть до внедрения в организм баллончика с обезболивающим препаратом, воздействуя на который в любой момент купируется возникшая боль. Побочные явления от применения обезболивающих препаратов у молодых и достаточно здоровых людей мало заметны, если к ним не прибегают систематически. У лиц среднего и пожилого возраста, особенно страдающих различными недугами, запускаются процессы, способствующие развитию инфаркта, инсульта, разрушению печени (лекарственный гепатит). А ведь сколько вокруг примеров, как, перетерпев боль, люди не только выздоравливают, но и становятся сильнее. Это отмечают практически все выдающиеся спортсмены. На коньках Виктора Ана, самого титулованного спортсмена Олимпийских игр 2014 года, написан девиз: «Нет боли — нет результата!»
А вот что говорит о боли архимандрит Ефрем Святогорец: «Если бы человек знал душевную пользу, которую приносит боль, то молился бы всю жизнь, чтобы терпеть различные боли, дабы в Божий банк, в Вышний Град, поместить духовное золото, золото боли, дабы в то время, когда души будут получать награду за свои труды, боли и скорби, получить и ей золото блаженства».
Большое удивление вызывает и то, что медицина мало задумывается над тем, что же такое болезнь, почему и когда возникает болезнь? Что это за процесс?
А болезнь — это работа иммунной системы по сохранению жизни и созданию надлежащего её качества. Так при снижении функции какого–либо органа (в основном из-за неправильного образа жизни или вредного воздействия внешней среды) иммунная система в ответ запускает программы по восстановлению должного функционального состояния ослабленного органа. Так возникает болезнь, смысл которой — оздоровление организма.
С болезнью надо не бороться, а помогать ей.

Помоги болезни
Мне остаётся показать читателям, как «помогает болезни» Виталий Александрович Копылов.
Я познакомился с ним весной 1991 года, когда он ещё жил в Москве и принимал пациентов у себя дома. Пришёл к нему в гости, чтобы своими глазами убедиться в эффективности метода ВБВ. И увидел яркую иллюстрацию этой эффективности.
Тогда у меня было обычное для ревматика весеннее обострение: сердце «тряслось как овечий хвост»: более 100 ударов в минуту. Это постоянное «сердцетрясение» выматывало силы, я чувствовал слабость, кружилась голова… Но когда Виталий Александрович, надавливая пальцами, поставил мне огромный синяк в области сердца, я перестал ощущать его болезненное биение. Резко уменьшился пульс — просто потрясающе: шестьдесят ударов в минуту — норма здорового человека! Более того, в последующие дни пульс снизился до пятидесяти — как у первоклассного спортсмена!
От столь наглядного и ощутимого эффекта я сразу поверил объяснению Копылова, что синяки полезны для здоровья. Это не повреждённые кровеносные сосуды, как считают многие. Наоборот: в болевой области открываются тончайшие сосудики — капилляры (они и дают синий цвет кожи). Резко улучшается кровоснабжение этого места, организм бросает туда мощные защитные силы — таким образом, иммунная система запускает оздоровительный процесс.
Спортивный пульс сохранялся у меня много дней, пока не исчез синячище. Потом пульс поднялся до семидесяти и остановился. Это казалось невероятным: весеннее обострение ревматизма сердца прошло после одной процедуры ВБВ!
А что, если продолжать такие процедуры, как это делают пациенты Копылова? Тогда произойдёт совершенно невероятное с точки зрения официальной медицины: восстановятся сердечные клапаны (у меня — недостаточность митрального и порок аортального). Не надо будет их вырезать и заменять искусственными клапанами, как это предлагает современная медицина. Не надо будет дожидаться своей очереди для трансплантации. Уже тогда, четверть века назад, в практике Копылова были случаи полного восстановления повреждённых клапанов сердца.
Правда, сам я этих пациентов не видел. Зато стал свидетелем «совершенно невероятного» (по мнению врачей) случая полного излечения ещё более грозного недуга — рассеянного склероза.
Раздался звонок, и в коридор вошла лёгкой походкой симпатичная девушка лет двадцати в сопровождении солидного папы-полковника. Она радостно сообщила, что, как учил её Виталий Александрович, пешком поднялась по лестнице до его квартиры — на одиннадцатый этаж! А ведь семь лет назад не могла самостоятельно ни ходить, ни стоять. Лежала пластом на больничной койке и тихо умирала, как и происходит с больными рассеянным склерозом. Но папа забрал её из палаты обречённых и привёз на лечение к Виталию Копылову, об успехах которого узнал от друзей.
Папа рассуждал примерно так. Мировая медицина дружно внушает нам, что рассеянный склероз не лечится, поэтому оставлять девочку в больнице равносильно смертному приговору. А этот загадочный доктор, который лечит болью, даже «безнадёжным» даёт шанс на выздоровление. Надо им воспользоваться, хуже не будет, потому что хуже некуда… И несчастный отец принёс к Копылову на руках свою расслабленную дочь.
Виталий Александрович рассказал, что во время первой процедуры внешнего болевого воздействия она… совсем не чувствовала боли. Нигде! В этом коварство рассеянного склероза: он не даёт организму включить мощный механизм оздоровления болью. Поэтому пациентка была не больной — она была умирающей.
Доктор «прошёлся» сильными пальцами вдоль её позвоночника: другие бы кричали от страшной боли, а эта девушка даже ничего не почувствовала. Но в одном месте от его надавливания появился маленький бледный синяк. Организм «отозвался на призыв начать оздоровительную работу». И от этой точки Копылов начал задавать свои программы напряжений.
Дальше — как в сказке. На последующих процедурах синяки стали разрастаться, и Виталий Александрович этому радовался. Наконец девушка стала чувствовать боль, и раз за разом она усиливалась, что ещё больше радовало странного доктора.
Страшно рассказывать «сердобольным» представителям официальной медицины: «жестокий» доктор Айболит «истязал» бедную девушку (по общепринятым представлениям), а она вместе с ним радовалась этим «мучениям», потому что болезнь (теперь это уже было не умирание) стала отступать.
«Безнадёжная» поднялась с одра болезни, начала ходить. А Виталий Александрович продолжал свои «издевательства» — требовал от расслабленной, чтобы она делала физические упражнения, постоянно увеличивая нагрузки.
При мне, 25 лет назад, состоялся их удивительный разговор. Доктор спрашивал, выполняла ли пациентка его рекомендации увеличивать нагрузки. Она докладывала, что очень старается. Свидетельство тому — её подъём пешком на одиннадцатый этаж. Но ведь нагрузки должны гармонично распределяться по всему телу; с ногами хорошо, а как выздоравливающая тренирует руки? Оказалось — никак. Гантелей не поднимает, лопатой не копает…
— Но я же предлагал тебе поднимать пакеты с крупой, — строго сказал доктор.
— Пробовала — не получается: пальцы не могут удержать пакет.
— Привязывай пакеты к рукам!..
К счастью, у Татьяны и её папы хватило мудрости и мужества, чтобы взять на вооружение концепцию Копылова и под его руководством победить болезнь. Она полностью излечилась от рассеянного склероза, о чём с благодарностью сообщила доктору Копылову в телеграмме лет десять назад. А все её соседки по палате, которые продолжали «лечиться» общепринятыми методами, умерли в течение десяти лет после того, как она сбежала из «палаты обречённых».
Впрочем, об этом я узнал через четверть века после первой встречи с Виталием Александровичем. За это время у него было ещё несколько случаев полного излечения от рассеянного склероза. В настоящее время он не берёт таких пациентов на лечение, так как есть очень много больных детей, которым требуется помощь. А вместо одного пациента с рассеянным склерозом (по трудозатратам и по затратам времени на лечение) можно вылечить не менее десяти ребятишек.

Уроки
Виталия Александровича
Рассказывая мне про Татьяну, доктор упомянул о моральном факторе, который помог её исцелению. В самом начале работы с «безнадёжной» Копылов потряс её словами:
— Хорошо, что ты заболела рассеянным склерозом!
Эти слова привели Татьяну в состояние шока. А Виталий Александрович продолжил:
— Ты со своей красотой и твоим мерзким характером (Татьяна считала, что все должны преклоняться перед ней и её болезнью), будучи здоровой, принесла бы несчастье многим молодым людям.
И с этого момента Татьяна повернулась к Богу — иначе не смог бы её вылечить Копылов.
С самого начала своей врачебной деятельности он считал, что надо лечить не только тело, но и душу больных. Без духовного здоровья телесного быть не может. А главная составляющая духовного здоровья — вера в Бога.
…Пока мне делали кардиограмму и измеряли давление, на соседней кушетке, отгороженной шторами, происходило нечто многозначительное. Туда принесли на руках подростка с тяжелейшим ДЦП. Он был настолько искорёжен и раздёрган, что не мог ни ходить, ни стоять. Но смог пролежать несколько минут, пока доктор Копылов давил ему на болевые зоны. Мальчик мужественно терпел боль…
И тут Виталий Александрович спросил его родителей: «Ваш ребёнок — крещёный?» — «Да». — «А почему он без крестика?» Те, зная глубокую веру доктора, начали оправдываться: мол, боялись, что вихляющийся больной повредит себя цепочкой или крестиком. Но доктор очень серьёзно сказал, что за 2000 лет христианской веры никому ещё не было вреда от креста. И поведал историю, которую ему рассказала одна пациентка:
«Моя бабушка в 98 лет умерла, но её реанимировали, и она рассказала: сначала был чёрный тоннель, затем — большое поле и вдалеке храм, к которому она поползла. А когда приползла, увидела вход в храм через две калитки, на одной крест, а на другой — нет. Она попыталась пройти через калитку с крестом, но привратник её остановил: тебе не сюда, тебе в другую. Она говорит: “Я не хочу туда, я — крещёная”. Тогда привратник спрашивает: “А где у тебя крест?” А креста на ней и не было. “Возвращайся за крестом”, — сказал привратник. “Касатик, нет у меня сил возвращаться за крестом”. — “Тогда — туда”, — сказал привратник… Реанимация была тяжёлая, болезненная. Она надела крест и прожила ещё несколько лет (больше ста)».
— В жизни всё может случиться с каждым, и он может оказаться в такой же ситуации. Надо носить на шее крестик, — убеждённо сказал Виталий Александрович. — Надо носить самый простой крестик, на тесёмочке.
Родители подняли отрока, машущего руками и ногами, вихляющегося всем телом. Было страшно и жалко на него смотреть. Я подумал, что такой больной вообще не способен говорить. Но совершенно неожиданно он чётко произнес вслед за доктором:
— Надо носить крестик.
Пристыженные родители унесли больного. А я порадовался за него. Доктор сделал главное — посеял в душе отрока семена веры и надежды. Они попали на добрую почву: страдания очищают душу. Если даже лечение у Копылова не избавит его от ДЦП (если таков промысел Божий), то он сможет достичь больших высот в духовном развитии. Как блаженный Алёшечка Старооскольский (Алексей Фёдорович Астанин, умер в 2012 году), который с раннего детства не мог двигать руками и ногами, не мог говорить, его тело было скрючено, он общался с людьми, показывая пальцем буквы, написанные на дощечке. Но он получал знания от Источника всех знаний, ясно видел прошлое, настоящее и будущее, все его предсказания сбывались. По его молитве выздоравливали «безнадёжные». Но его никто не мог вылечить: видно, такова была воля Божья.
— Так вы ещё и воспитываете?! — воскликнул я с радостным удивлением. Доктор ответил своей тихой доброй улыбкой и ничего не сказал. Но начал «помогать моей болезни».
Через пару процедур я радостно доложил ему:
— Виталий Александрович, у меня необыкновенные успехи в оздоровлении после вашего ВБВ. — Улучшилось то-то, то-то и то-то.
— Надо добавлять «Слава Богу», — ответил он с доброй улыбкой.
— Слава Тебе, Господи! — воскликнул я, радуясь, что можно произносить такие слова в кабинете врача.
Потом он мне сказал, что часто сам молится за своих пациентов…
Давно идут споры о том, можно ли вообще причинять боль и так уже больным людям. Мол, их надо жалеть, а не мучить. Но многолетняя практика Копылова опровергает истинность такого подхода. Больным нужно получить здоровье, а не удовольствия от бесполезного и зачастую вредного «лечения». А здоровье можно получить только через напряжение.
По-моему, лучше всего верность метода внешнего болевого воздействия видна в работе с маленькими детьми, которые ближе нас к природе и к Богу. В отличие от некоторых взрослых, их не пугает боль. Я видел младенцев, которые выходили от «доброго доктора Айболита» со счастливой улыбкой. Их мамы рассказывали, что этим малышам нравится у доктора, они не хотят уходить от него, а потом с нетерпением спрашивают, когда опять пойдут к нему на лечение. Виталий Александрович рассказал, как один малыш, который ещё и говорить не научился, несколько раз возвращался в кабинет и показывал, чтобы доктор опять «погладил» ему спинку.
Мамы объяснили мне, что маленькие дети плачут на процедуре, как правило, не от боли, а от того, что их напугали посторонние факторы. Например, непривычная (для новичков) обстановка в кабинете доктора, его белый халат — как у других врачей, которые мучили их уколами. Очень плохо, если мама боится болевого лечения: её страх передаётся малышу.
В одной недружелюбной статье доктора Копылова обвинили в том, что к нему «на пытки» насильно приводили детей из интерната для сирот. А на поверку оказалось всё наоборот: больные ребята стремились попасть на его процедуры, потому что испытали на себе, насколько они полезны. Но иногда некоторых озорников наказывали за плохое поведение тем, что не брали на лечение.
…Меня убедили в благотворности боли размещённые в Интернете статьи Виталия Александровича, опубликованные в научных журналах. И я вспомнил свой давний визит к нему, когда он избавил меня от весеннего обострения ревматизма сердца, поставив огромный синяк. Тогда боль казалась мне страшной — но после процедуры я ощутил такой прилив энергии, что, казалось, открою окно — и в небо взлечу, как птица. Поэтому через четверть века я заранее настроился на благотворность боли, которая чрезвычайно нужна для моего изболевшегося тела.
Я с радостью терпел сильную боль, когда Виталий Александрович надавливал вдоль позвоночника, между рёбер и вдоль мышц в области сердца, которые я старательно напрягал. Оказалось, что при правильном настрое это вполне терпимо даже такому нежному существу, как мужчина (многолетний опыт Копылова показал, что женщины и дети переносят боль гораздо легче).
После десяти минут сильных ощущений в самых болезненных точках я почувствовал огромный прилив энергии и радости. И понял малышей, которые выходили от доктора с сияющей улыбкой, а некоторые даже бежали обратно в кабинет. Мы получили то, по чему изголодался организм, чем он не мог самостоятельно насытиться, — сильную боль в проблемных местах. Исцеляющую боль.
Кстати, на следующих процедурах она стала уменьшаться, хотя доктор так же сильно надавливал на те же места. Где-то с четвёртой процедуры я почувствовал, что мне не хватает сильной боли, — хорошо бы доктору делать мне ещё побольней. А на последней девятой процедуре (такова продолжительность курса) я понял, что больное сердце насытилось напряжением, больше ему оно пока не нужно, потому и не ощущаю от процедуры никакого дискомфорта.
У меня создалось впечатление, что организм испытывает потребность в напряжении, подобно потребности в пище, воде, воздухе, солнце и других естественных факторах. Ведь они нужны потому, что дают организму энергию, а боль заставляет его напрягаться, что тоже даёт энергию.
Но главное, что мои субъективные ощущения и дилетантские рассуждения подтверждались поразительным улучшением моего здоровья.
Когда я приезжал на первые процедуры к Копылову (в гостинице «Измайлово») и выходил на улицу из станции метро «Партизанская» (ступенек семьдесят по крутой лестнице), у меня жутко билось сердце, я покрывался потом, задыхался, ноги подкашивались от слабости. Каждый раз, поднимаясь наверх, я со страхом считал эти ступеньки и никак не мог точно сосчитать из-за тахикардии. Но где-то на седьмой процедуре вдруг поймал себя на мысли, что забыл про ступеньки и связанные с ними мучения. Я вышел из метро, а одышки, пота и сильного сердцебиения нет. И на последние две процедуры я взлетал на эту лестницу с ликованием, чувствуя себя выносливым, как в годы юности.
Были и другие объективные показатели. Я пришёл на лечение с давлением 160 на 70 и тахикардией, которые зафиксировала ассистент Виталия Александровича Любовь Игнатьевна. Но от процедуры к процедуре давление стало снижаться, реже проявлялась и слабее становилась тахикардия. Наконец, в конце курса лечения давление стало 125 на 80 — как у здорового человека!
Больше всего убедило в благотворных переменах в сердце почти двукратное уменьшение разницы межу верхним и нижним давлением. При таких пороках, как у меня, сердце вынуждено делать очень сильный выброс крови (это создаёт большую разницу давлений), потому что часть её стекает обратно через повреждённые клапаны. При хорошей тренировке итоговое поступление крови в аорту может быть даже в пределах нормы за счёт сильнейшего выброса и неизбежного оттока в обратную сторону. Поэтому много лет я вёл полноценную жизнь, с большими физическими нагрузками при давлении!.. 140 на 50. Но в последнее время эти цифры стали расти (ко всему прочему добавилась гипертония)… Короче говоря, я явился к доктору Копылову очень вовремя. Даже не знаю, чтобы со мной было, если бы я не прошёл этой весной первый курс лечения у него.

Будем ли мы лечиться
по Копылову?
На этот вопрос, который волнует очень многих, Виталий Александрович ответил коротко и ясно: он считает, что у созданного им направления медицины есть будущее, но только при финансовой поддержке государства…
Теперь я должен объяснить, почему сделал исключение из правила — согласился лечиться у этого доктора вместо того, чтобы лечить себя самостоятельно, без посторонней помощи и рассказывать читателям об испытанных на себе системах оздоровления.
Мне стало жалко тяжелобольного политика, дававшего надежду, что он сможет организовать лучшие патриотические силы России, народ Божий, на возрождение нашего Отечества, которое станет спасительным Ковчегом для всех, кто ищет выхода из сложившейся ситуации. Ради него я восстановил связь с Копыловым, прервавшуюся четверть века назад. Но в итоге политик отказался лечиться, потому что, подобно мне в молодости, предпочитает самостоятельно разбираться со своими болезнями, принимая их с благодарностью Богу как инструмент для спасения души. Как говорил недавно прославленный преподобный Паисий Святогорец: мы, монахи, не имеем права лечиться, а только подлечиваться, чтобы быть в состоянии дойти до храма, а там Бог решит, что с нами делать.
Но в последнее время я усомнился в безусловной верности такого подхода для мирян. Мы не имеем права думать только о спасении своей души, когда вокруг погибают соотечественники, которым мы могли бы помочь. Ради них мы должны стараться поддерживать своё здоровье, и если у нас не хватает на это сил, то обратиться за помощью к доктору, который реально поможет восстановить тело и не повредит душу. Именно таким доктором, судя по огромному количеству благодарных отзывов, является Виталий Александрович Копылов.
Когда пришли эти сомнения, мне как будто специально показали сюжет в Интернете. В телевизионном ток-шоу рассказывали о родительском подвиге артиста, выступающего под псевдонимом Данко. У него родился ребёнок с тяжелейшим ДЦП. Малышка не может двигать ни руками, ни ногами, беспомощно висит на руках у папы. Все уговаривали его отправить расслабленного малыша в специнтернат, а он не отказался от ребёнка, стал вкладывать все силы и средства в его лечение… Но ему попались такие врачи, которые только ухудшили состояние малышки: ко всему прочему она потеряла зрение, хотя родилась видящей.
Так вот, за один день такого «лечения» эти врачи брали столько денег, сколько стоит весь курс реального лечения у доктора Копылова — девять процедур в течение трёх недель. Бедный папа выбивался из сил, зарабатывая деньги на «лечение». И ему устроили ток-шоу, чтобы сердобольные зрители собрали средства для продолжения этого мучения «до победного конца»…
А Виталий Александрович реально вылечил огромное количество детей с ДЦП. У него слепые дети обретали зрение, а не теряли её. И кроме него я не знаю никого в мире, кто бы мог вылечить малыша (если его ещё не затравили химией и не искромсали операциями). Он ставит целью реальное излечение пациентов, а не бесконечное извлечение денег из детей и родителей.
Я нигде не смог разыскать координаты бедного Данко, чтобы сообщить ему о том, что спасение его ребёнка рядом, надо только открыть глаза и руку протянуть. Но у меня осталось желание помочь таким людям, страдания которых столь ярко показали в ток-шоу, что невозможно было смотреть на это без слёз. Вот я и пишу статью, чтобы они узнали, где их спасение.
Ещё одна причина, заставившая писать, заключается в том, что мне бесконечно жалко… самого Виталия Александровича. В свои 78 лет он работает на износ, принимая через день более 100 человек. Сутки перерыва между процедурами ему необходимы, чтобы восстановить силы — в храме, в бане, на природе… Месяц — в Москве, месяц — в Санкт-Петербурге и так далее. Он признался мне, что именно такой уровень нагрузок, ставший привычным за много лет, обеспечивает сохранение его работоспособности.
Он не может себе позволить снижать нагрузки, видя огромное количество больных, которых можно было бы вылечить его методом… Было бы кому лечить. Во время советской власти, после потрясающего успеха апробаций метода ВБВ и напряжения, он писал руководству страны о крайней необходимости широкого внедрения метода. Ведь с его помощью можно оздоровить всё население. Даже на атомных подводных лодках, которые годами не всплывают на поверхность, можно поддерживать отличное здоровье всего экипажа, если два человека овладеют методом ВБВ: они будут лечить всех и друг друга. Но эти мечты рухнули вмести с обрушением Советского Союза. Несмотря на блестящие результаты апробаций и научных исследований, метод стал «никому не нужен». Государственное финансирование лаборатории Копылова полностью прекратилось. Сейчас он вынужден зарабатывать своими руками средства на продолжение исследований.
— Если бы я знал, что буду за лечение брать деньги от людей, то никогда бы не пошёл в медицину. Остался бы ведущим инженером-испытателем вертолётов, которым успешно работал до пятидесяти лет.
Но жизнь по-новому не проживёшь. Богу было угодно, чтобы доктор Копылов за 30 лет пролечил 40 тысяч больных, большинству из которых ничем не смогла помочь общепринятая медицина. Он показал огромные возможности, которые открывают перед здравоохранением его концепция напряжения и метод ВБВ. Но эти возможности могут в любой момент исчезнуть навсегда.
Беда в том, у Виталия Александровича нет достойных учеников, которые могли бы продолжить его дело. Есть только «один старенький, другой слабенький», а нужны молодые и сильные, для которых реальное лечение людей было бы призванием.
Необходимо создать Виталию Александровичу все условия для воспитания продолжателей его дела — пока он ещё в силах обучать молодёжь, делиться своим опытом, дающим нам шанс жить здоровыми.
Вряд ли мы выживем, если не возьмём на вооружение концепцию напряжения, разработанную Копыловым. Если будем расслабляться в отравленной окружающей среде, то жизнь наша будет мучительной и короткой. Нас доконают разрушающими иммунитет прививками, ионизирующей радиацией, бешенными электромагнитными полями, ядовитыми веществами, трансгенными организмами, патологической музыкой, пропагандой губительных удовольствий и другими методами «мягкого геноцида», от которых просто некуда деваться.
А у людей, готовых напрягаться и совершенствоваться по Копылову, эти же факторы тренируют защитные силы. Вредные для других условия становятся для них полезными, тренирующими, они выводят на более высокий адаптационный уровень, позволяют выживать в среде, губительной для любителей расслабляться.
Записаться на лечение к доктору Копылову можно по контактному телефону в Санкт-Петербурге: 8–812–232–42–10. Узнать о концепции напряжения и методах ВБВ можно на сайте www.kopilov.ru

Здоровье , ,

Последние записи

Оставьте Ваш комментарий

You must be logged in to post a comment.

Архив по датам

Ноябрь 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт   Дек »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930